В теме

Про честных моногамов и системы ценностей

Полиамория
Кстати, когда я говорю, что чаще встречаю честных полиаморов, нежели честных моногамов, разумеется, я имею в виду свою выборку. В чем она заключается? В том, что люди, с которыми я общаюсь, все еще заинтересованы в общении с другими людьми.

У них есть мотивация находить, узнавать, погружаться в кого-то нового. Несмотря на «занятый» семейный статус, несмотря на возраст «за 30»; несмотря на всякие любовные и родительские травмы, несмотря на страхи и на лень, на отсутствие времени — они все еще оставляют приоритет на других людях. Они не могут погрузиться в одного человека, заменив им весь остальной мир, и не удовотворяются работой. И речь вообще не о сексе сейчас.

И вот именно среди такого контингета получается всякое. После которого либо посыпать голову пеплом и в монастырь, или... врать. Почему так получается?

Потому что если ты старательно всю жизнь ищешь людей, то неизбежно рано или поздно находишь. Кого-то ослепительно красивого внутри. Кого-то супер-чувственного снаружи. Кого-то ужасно съёжившегося и недолюбленного, кто бьет с ноги по твоему чувству заботы. Кого-то невероятно сильного, за которым хочется идти, забыв обо всем и слушать, открыв рот. Кого-то столь нежного и ранимого, столь светящегося, что невозможно не попытаться обнять его и защитить от всего, что еще будет впереди.

Потому что люди невероятно интересные. Это самое лучшее, что создало человечество — личности. Разные. Вкусные.

Это все еще совсем не про секс.
И даже не про любовь вообще.

Точнее, это все вполне могло бы быть не про любовь, если бы в нашей культуре слово «чувства» означало бы что-нибудь еще, кроме желания трахнуть (с разнообразными рюшами, расшаркиваниями и книксенами по пути, разумеется, как вы могли подумать иное).

Еще раз важный тезис.

Если бы чувственная любовь и физическая близость не занимали так сокрушительно много места среди всех остальных эмоций — людям разного пола в разных ситуациях было бы намного проще например, восторженно дружить.

Навскидку: вспоминаем любой фильм с разнополыми главными героями, которые приключаются совместно. Он ее спасает, она ему помогает, они вместе неважно что, но долго и со смаком — а в конце свадьба. Или хотя бы секс. Блин, я даже благодарна Роулинг за Гарри с Гермионой (хотя фанфики все исправили, конечно; и версия с Гарри и Малфоем мне кажется более реалистичной).

Мы веками всей своей высокодуховной философией культивируем сладость любви, жадность ее и верность ей одной. И что кроме нее нет и не может быть никакой ценности. Что пик эмоций — это всегда она, одна она.

Ну и привет.

Получаем, что хотели: любые сильные эмоции одного человека к другому рано или поздно либо таят, либо взвинчиваются до той самой любви и — банального адюльтера, потому что платоническая любовь это все-таки какая-то суходрочка и самоограничение. Потому что настоящая любовь ни о чем не спрашивает, никого не судит и все прощает. И головы, конечно, не имеет. «Потому что по-другому ни черта не любовь».

Потому что если ты с симпатичной подругой ночами в лабе флюоресцентных кальмаров режешь, и испытываешь истинно-научный экстаз от того, как она здорово тебя понимает,
тебе только ленивый не подмигнет: мол, чо, как кальмарчики-то? И спустя какое-то время сам начинаешь думать, что вообще-то «мой папа мудак» и надо было попробовать, раз вы так близки.

«Почему люди такие скоты!» — восклицают горестно философы и продолжают строчить саги о том, что лишь любовь одна достойна и все такое.

Да бляя. Ну вы или трусы наденьте, или крестик снимите!

Причем чем более романтичен человек, тем сильнее по нему все эти концепции бьют, он-то искренне верит, что «любовь все прощает». А все потом «блядоамор, блядоамор, ату его!»
_____

Все это совершенно не касается тех, кому действительно хватает той единственной, и больше никто не нужен. Но мои шансы с ним сойтись для близкой беседы и получить его данные в статистику — ничтожны. Какая у нас может быть близкая беседа? Он уже свою нашел и беседует с ней. И даже, вероятно, паблики блядей вроде меня не читает, ему это просто неинтересно.

Такая вот ошибка выжившего.

P.s. Ну, и конечно, минутка рекламы: полиамория это давление снимает. Хочешь влюбиться в коллегу — валяй; хочешь переспать со случайным попутчиком в путешествии — вперед; случайно поцеловал давнего друга — молодец. Нет вины, нет трагедии, нет ужаса разоблачения. Нет «теперь мы никогда не сможем видиться!», нет «увы, нам придется навсегда расстаться!». Мимо пролетают заломы рук, закаты глаз и весь прочий декаданс с истериками. Нет запретного плода — нет и искушения. Есть возможность задать себе честный вопрос — чего ты хочешь на самом деле?